О центре

Опытные специалисты психологического центра "Клиника Доброго Психолога" проведут полноценную консультацию в  условиях психологического центра и действительно помогут разобраться в вашем вопросе или проблеме, начиная с первого приема. Вы можете быть уверены, что услуги психологического консультирования Вам окажут квалифицированные психологи с большим опытом работы

 

Демократичные цены, высокая квалификация, большой опыт, соблюдение всех удобств и норм психологической помощи - наше преимущество

© Психологический центр "Клиника Доброго Психолога"

Координаты

г. Санкт-Петербург

м. Комендантский пр.

ул. Уточкина, 3/3

м. Ленинский пр.

Трамвайный пр., 12к2

м. Купчино

Балканская пл., 5И

Меню

Социальные сети

  • Добрый Психолог Вконтакте
  • Добрый Психолог на YouTube

8 (812) 984-54-91

8 (981) 939-45-87

Продолжая пользоваться сайтом, а также заполняя расположенные на сайте формы, Вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Политика конфиденциальности

Данный интернет-сайт носит исключительно информационный характер и не является публичной офертой

Плохое поведение ребенка и их родителей

Ребенок плохо себя ведет и не слушается - консультация психолога

"Мы все перепробовали — ничего не помогает», - расписываются в своем педагогическом бессилии 90% родителей, попадающих на прием к психологу с вечной темой, делающей из некогда дружной семьи два – родители и ребенок, а иногда и больше, враждующих лагеря. И тема эта «Плохое поведение»

«А какая она была девочка в пять лет, вы бы видели — ну чистый ангел», - рассказывает мне заплаканная мама 12-летней девочки. Сейчас в комнате у девочки бардак, напоминающий последствия атомного взрыва, при котором выжили только огрызки и обертки от конфет, неприятные для мамы-отличницы тройки по математике, манера говорить как у вора-рецидивиста. Девочка, слушающая жалобы матери, ужасается этой картине, пытается рассказать ей, что гуляет с собакой и вчера помыла всю посуду, но натыкается на ледяное «у тебя тройка в четверти». Натыкается и замолкает. А наедине, с горечью говорит мне, что кажется, мама ее больше не любит.

Трехлетний карапуз со смешными веснушками бодро исследует мой кабинет. Еще бы, в нем столько новых игрушек. Его исследовательская деятельность ежеминутно прерывается окриками «стой, не трогай, не лезь», попутно мама и папа наперебой жалуются, что еще полтора года назад он был «ну чистый ангел», а теперь капризы, никуда с ним не пойдешь, везде лезет, ест не аккуратно, а в детском саду дерется. «Теперь даже бить приходится», - сетуют родители и добавляют, что, конечно, они рассказывают сыну, что они того не хотят, но он настолько плохо себя ведет, что иначе никак. Поверьте, к 12 годам он тоже будет в душе сомневаться, что его будут любить, если он потеряет мобильный или получит двойку в четверти.

На самом деле с предложением "он плохо себя ведет" родители приходят чаще всего. Причем возраст детей, у которых они диагностируют чудовищно "плохое поведение" колеблется от года до двадцати. О чем они рассказывают? Почти всегда это про те ситуации, когда: 


- родителям бывает стыдно перед социумом (причем под ним понимается ну очень широкий круг людей – от свекрови и учителей до случайных людей в метро, которые делают замечания ребенку). В этом пункте основная задача психолога понять – почему родителей настолько сильно задевают реакции тех или иных представителей окружающего их микро- и макро социума. Выяснив причину, как правило, можно снизить эмоциональную реакцию мамы или папы до такого уровня, чтобы с ребенком можно было спокойно договариваться о правилах поведения.

- родители не понимают и не принимают новых возрастных потребностей ребенка и – как следствие – понятия не имеют что делать с этими потребностями в частности и с ребенком в целом. Тут задача психолога, пожалуй, самая что ни на есть просветительская: рассказать про то, что и в каком возрасте нормально и не очень, про то, что дети – тоже люди и у них бывает характер, настроение, мнение и т.п. Проведя ликбез, можно переходить к разбору конкретного возраста у конкретного ребенка и раскладывать по полочкам родителям что надо и чего не надо с ним делать.

- коммуникация между родителем и ребенком нарушена настолько сильно, что первый почти всегда приказывает, орет, шантажирует или диктует условия, а второй почти всегда это все игнорирует или – как агрессивный вариант – хамит в ответ. В этом случае работа бывает долгой и очень эмоциональной. Потому что, как правило, когда отношения дошли уже до таких проявлений – у обеих сторон вагон обиды и маленькая (а чаще – большая) тележка претензий друг к другу. И все же, если обе стороны вспоминают о том, что они близкие люди, которые любят друг друга – все обиды и претензии уходят, оставляя место только уважительному диалогу между родителем и ребенком.

Естественно, это не все ситуации. Однако, у каждой из тех, про которые я могла бы написать, есть одно общее: родитель, который раньше чувствовал себя уверенно – теряет контроль над происходящим. И это пугает нас, взрослых. Оказывается, что рядом с нами какой-то странный человечек, которым мы вовсе и не можем управлять, который хочет жить какую-то свою, самостоятельную жизнь. Нам кажется, что мы теряем позиции, утрачиваем авторитет, мы обижаемся и дуемся, встаем в позу, кричим и плачем. Нам очень хочется, чтобы этот маленький человек пришел, пожалел нас и сказал, что больше так никогда не будет. Что мы больше не будем чувствовать такую огромную, жгучую вину, когда подняли руку или повысили голос. Нам это не нравится, нам больно. Нам хочется, чтобы мы были идеальными, чтобы не совершали ошибок, не выслушивали нотаций от учителей, не корили себя за несдержанность. Мы злимся на них – непослушных, дерзких, громких, убегающих, хамящих, игнорирующих нас, получающих двойки и выговоры. Мы злимся и на себя тоже. Нам кажется, что мы не справились.

Но обязательно приходит день и час, когда обиды проходят, когда мы смотрим в глаза своего самого любимого, самого дорогого, когда вновь слышим "мамочка" или "папуля". Тогда в семье снова светит солнце. Тогда домой опять хочется возвращаться, потому что там тепло и спокойно.

Иногда для того, чтобы вернуть родителям их ребенка, а ребенку – его любимых и любящих родителей необходимы время и помощь профессионала-психолога.

Но я точно знаю, что это возможно. И никакое "плохое поведение" не стоит того, чтобы терять друг друга.

hamidullina.jpg

Автор статьи:

Хамидуллина Катерина Андреевна

Индивидуальный психолог, семейный психолог, детский психолог (от 3 лет), подростковый психолог, психолог детско-родительских отношений. Семейная, детская и подростковая психоаналитика. Тренер программ по детской психологии и детско-родительским отношениям

Опыт работы 16 лет

Задать уточняющие вопросы, подобрать психолога в зависимости от ситуации или записаться:
8 (812) 984-54-91   8 (981) 939-45-87